Продажа банка УралСиб неактуальна

Продажа банка УралСиб неактуальна

В своем первом интервью глава набсовета «Уралсиба» Евгений Коган рассказал beneficiary.news, как идет санация банка после смерти Владимира Когана, к каким негативным сценариям готовили «Уралсиб» и когда кредитование выйдет из кризиса.

«Новая для нас реальность»

— ЦБ недавно утвердил Людмилу Коган в роли инвестора «Уралсиба». Почему ваша семья выбрала именно ее в качестве инвестора?

— Для нас — и для семьи, и для группы компаний — смерть Владимира Игоревича [Когана] была, естественно, очень тяжелым событием. И личным, и с точки зрения бизнеса. Мы были заинтересованы максимально сохранить то, что Владимир Игоревич выстроил и заложил. Я имею в виду и бизнес-вопросы, и отношения с клиентами, и семейные ценности. Поэтому для нас, как для группы, то, что Людмила Валентиновна стала наследником, является максимально простым переходом в новую реальность. И это позволяет не менять принципы управления, не менять модель принятия решений, которая существовала в группе, и сконцентрировать собственность в одних руках.

— Лично вы в «Уралсибе» уже несколько лет…

— Когда Владимир Игоревич решил поучаствовать в конкурсе по санации банка «Уралсиб», мы с командой в банке БФА уже успели пройти острую фазу кризиса 2014 года, хорошо себя зарекомендовали, поэтому он и предложил мне возглавить направление по подготовке к конкурсу, а после того как выиграл конкурс — предложил возглавить команду по санации.

Не могу сказать, что у меня был к тому моменту опыт руководства такой крупной организацией. С другой стороны, в кризисной ситуации мы как команда показали себя хорошо.

Но абсолютно все ключевые решения, стратегические, кадровые, Владимиром Игоревичем контролировались. Все, что происходило в банке, было им одобрено. Он полностью держал ситуацию под контролем.

— Изменились ли отношения с крупными клиентами после ухода Владимира Когана?

— «Уралсиб» — универсальный банк, важны и розничное направление, и направление малого бизнеса.

Владимир Игоревич не встречался с большим количеством корпоративных клиентов. Всегда на этих встречах присутствовал я, и вся дальнейшая работа передавалась либо мне, либо ответственным менеджерам по работе с этими клиентами. Поэтому после его ухода у наших клиентов не появилось какого-то дополнительного дискомфорта или неуверенности. Наоборот, на мой взгляд, они видят, что мы продолжаем работать по той же стратегии, что наши подходы к работе с клиентами не изменились и что даже при уходе ключевой фигуры банк продолжает работать.

Хочу подчеркнуть, что Владимир Игоревич, даже если клиенты и были с ним знакомы, никогда не влиял ни на внутреннюю работу банка, ни на решения кредитного комитета. Это была его принципиальная позиция: работа кредитного комитета является абсолютно независимой. С этой точки зрения для клиентов вообще ничего не поменялось. Мы придерживаемся той же позиции, это позволяет нам очень внимательно относиться к риску.

Leave a comment

Send a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *